Россия и немцы: непро­стая любовь...

#

Гер­ма­ния и Россия – это история, полная глу­бо­ких про­ти­во­ре­чий. В ней пере­ме­шаны свет и тьма, вос­хи­ще­ние и ужас.

Посмот­реть на историю госу­дарств и войн – русские и немцы бывали и союз­ни­ками, и злей­шими врагами. Царь и Пруссия заклю­чили пакт при разделе Польши, побе­дили Напо­леона под Лейп­ци­гом в Битве народов. Век спустя русские и немцы воевали друг с другом в Первой мировой – но и это было только пре­лю­дией смер­тель­ной схватки, начав­шейся напа­де­нием Гитлера на Совет­ский Союз в июне 1941 года и закон­чив­шейся красным зна­ме­нем на Рейхс­таге. Звер­ства СС и Верх­махта в этой войне на уни­что­же­ние до сих пор ужасают. В одном только оса­жден­ном Ленин­граде от голода погибло больше мил­ли­она людей.

К моменту раз­грома Тре­тьего рейха число погиб­ших совет­ских граждан – военных и мирных жителей – достигло 27 мил­ли­о­нов. Среди них были русские, укра­инцы, бело­русы, евреи и другие пред­ста­ви­тели мно­го­на­ци­о­наль­ного госу­дар­ства. Около четырех мил­ли­о­нов солдат Вер­махта погибли на Восточ­ном фронте или в совет­ском плену. Мил­ли­оны немец­ких жителей бежали с восточ­ных тер­ри­то­рий, заво­е­ван­ных Красной армией, или были изгнаны по окон­ча­нии войны. Сотни тысяч женщин были изна­си­ло­ваны сол­да­тами Красной Армии. В то время как США в рамках плана Мар­шалла помо­гали Запад­ной Гер­ма­нии вос­ста­нав­ли­вать страну, Восточ­ная Гер­ма­ния отправ­ляла целые заводы в Совет­ский Союз в порядке репараций.

Подводя эти страш­ные итоги, трудно пове­рить, что немецко-рос­сий­ские отно­ше­ния не стра­дают от про­дол­жа­ю­щейся враж­деб­но­сти. Все обстоит совсем наобо­рот: суще­ствует сильная вза­им­ная сим­па­тия и стрем­ле­ние к дружбе и сотруд­ни­че­ству. Репре­зен­та­тив­ный опрос весной 2018 года показал, что 58% немцев считают жела­тель­ным сбли­же­ние с Россией. Осо­бенно высоки эти пока­за­тели у сто­рон­ни­ков АдГ, партии «Левые» и среди жителей Восточ­ной Гер­ма­нии. [i] Другой опрос, про­ве­ден­ный в ноябре 2019, показал, что 66% немцев хотят более тесного сотруд­ни­че­ства с Россией. Только 39% считают отно­ше­ния с США более важными, чем отно­ше­ния с Россией.[ii]

Тот факт, что Вла­ди­мир Путин шаг за шагом выстроил новый авто­ри­тар­ный режим, не умаляет стрем­ле­ния к сбли­же­нию. Не мешает ни военная интер­вен­ция в Украине, ни аннек­сия Крыма, ни брат­ство по оружию с сирий­ским дик­та­то­ром Ассадом. Ни мас­штаб­ная хакер­ская атака против Бун­дес­тага, ни убий­ства оппо­нен­тов Путина в Вели­ко­бри­та­нии и даже в бер­лин­ском Тир­гар­тене не вызвали замет­ного воз­му­ще­ния. Ответом на кон­тр­тер­ро­ри­сти­че­ские опе­ра­ции Израиля в полосе Газа, на войну США с Ираком стали про­те­сты и демон­стра­ции. А рос­сий­ские бом­бар­ди­ровки Сирии или сбитый над восточ­ной Укра­и­ной пас­са­жир­ский лайнер MH-17 встре­чены спо­койно, даже без удив­ле­ния. Желание при­ми­ре­ния с Россией так сильно, что на любые нару­ше­ния прав чело­века и на агрес­сив­ные вели­ко­дер­жав­ные повадки Кремля смотрят сквозь пальцы, их готовы про­стить. Где корни этих особых отно­ше­ний? Мы пред­ла­гаем объ­яс­не­ние в пяти тезисах:

  1. Страх: после ужасов второй мировой для боль­шин­ства немцев нет ничего страш­нее, чем новая война с Россией. Мы больше всего боимся кон­флик­тов, которые могли бы при­ве­сти к воору­жен­ным столк­но­ве­ниям. Кремль это пони­мает, и поэтому ничто не мешает ему при­ме­нять насилие как поли­ти­че­ский инстру­мент, неважно, в Украине или в Сирии.
  2. Вина: Военные пре­ступ­ле­ния Гер­ма­нии часто и охотно урав­ни­вают с «англо-аме­ри­кан­ским тер­ро­ром с воздуха». В то же время, по отно­ше­нию к России многие немцы чув­ствуют исто­ри­че­скую вину. Жертвы войны на уни­что­же­ние, которую Гер­ма­ния вела на Восточ­ном фронте, зача­стую при­пи­сы­ва­ются исклю­чи­тельно России. Хотя в Красной Армии воевали пред­ста­ви­тели многих наци­о­наль­но­стей, а по числу чело­ве­че­ских жертв и мас­штабу раз­ру­ше­ний в пере­счете на чис­лен­ность насе­ле­ния самые тяжелые потери понесли Польша, Бело­рус­сия и Украина. Однако не им, а России адре­со­ваны сочув­ствие и эмпатия немец­кого общества.
  3. Легенда о род­ствен­ной душе: Толстой и Гете, Бет­хо­вен и Чай­ков­ский, Досто­ев­ский и Ницше, бала­лайка и «Большой» – каждый, кто с вос­хи­ще­нием говорит о родстве немец­кой и русской души, обя­за­тельно сошлется на примеры в музыке и лите­ра­туре. Сто­ле­ти­ями обра­зо­ван­ные сосло­вия обеих стран воз­ме­щали поли­ти­че­ское отста­ва­ние увле­че­нием искус­ством и куль­ту­рой. Роман­тизм вместо про­гресса, глубины духов­но­сти вместо ком­мер­ции, чувство вместо холод­ного разума – смесь гру­бо­сти и сен­ти­мен­таль­но­сти отли­чала и отго­ра­жи­вала русских и немцев от циви­ли­за­ции Запада. Под­спудно эта тра­ди­ция про­дол­жа­ется. В России про­дол­жа­ется заста­ре­лая борьба либе­ра­лов и анти­ли­бе­ра­лов, и в Гер­ма­нии «долгий путь на Запад» тоже про­хо­дит далеко не гладко.
  4. Импер­ские тра­ди­ции: Как Гер­ман­ский рейх, так и Рос­сий­ская империя [а затем СССР] были круп­ней­шими евро­пей­скими дер­жа­вами. Не следует думать, что свя­зан­ное с этим мыш­ле­ние пол­но­стью исчезло. В России многие испы­ты­вают носталь­гию по совет­ской империи, а в Гер­ма­нии по преж­нему сильно пред­став­ле­ние о том, что евро­пей­ская ста­биль­ность дер­жится на особых отно­ше­ниях с Россией – при необ­хо­ди­мо­сти, через головы мелких госу­дарств Цен­траль­ной Европы. «Ось Париж-Берлин-Москва», пред­ло­жен­ная Гер­хар­дом Шрё­де­ром, для Польши, Украины и бал­тий­ских стран звучит очень знакомо: все тот же пакт великих держав – за их счет.
  5. Эко­но­мика: Больше ста лет мечтой многих пред­ста­ви­те­лей круп­ного капи­тала Гер­ма­нии оста­ется единое рос­сий­ско-гер­ман­ское эко­но­ми­че­ское про­стран­ство. В этой кон­струк­ции Гер­ма­ния постав­ляла бы машины и высо­ко­ка­че­ствен­ные про­мыш­лен­ные товары, Россия – обес­пе­чи­вала бы сырье­вую базу немец­кой инду­стрии. Проект Норд­ст­рим впи­сы­ва­ется в эту тра­ди­цию. Еще мас­штаб­нее идея евразий­ского эко­но­ми­че­ского про­стран­ства «от Лис­са­бона до Вла­ди­во­стока» – она не только в Москве видится многим как аль­тер­на­тива транс­ат­лан­ти­че­ской направ­лен­но­сти Европы.

Хоте­лось бы быть пра­вильно поня­тыми: по многим при­чи­нам стра­те­ги­че­ское парт­нер­ство с Россией очень важно. Но оно может стро­иться только на общих цен­но­стях и пра­ви­лах, которые закреп­лены в Париж­ской хартии для новой Европы 1990-го года: демо­кра­тия и права чело­века, отказ от насилия, равный суве­ре­ни­тет всех евро­пей­ских госу­дарств. Пока рос­сий­ское руко­вод­ство дви­жется в про­ти­во­по­лож­ном направ­ле­нии, нам нужна поли­тика, готовая к сотруд­ни­че­ству, но не укло­ня­ю­ща­яся от кон­флик­тов в тех случаях, когда евро­пей­ские цен­но­сти и инте­ресы нуж­да­ются в защите. Путин – это не Россия. Наши сим­па­тии при­над­ле­жат России Андрея Саха­рова, Анны Ахма­то­вой  и Льва Копе­лева, убитой жур­на­листки Анны Полит­ков­ской, Арсения Рогин­ского – осно­ва­теля пра­во­за­щит­ной орга­ни­за­ции «Мемо­риал». Если мы хотим видеть в России парт­нера, то следует под­дер­жать мно­го­чис­лен­ные ини­ци­а­тивы граж­дан­ского обще­ства, кри­ти­че­ски мыс­ля­щих людей, отваж­ных жур­на­ли­стов, которые борются за демо­кра­ти­че­скую, евро­пей­скую Россию. Время перемен придет.

[i] Опрос инсти­тута Civey по заказу газеты WELT, опуб­ли­ко­ван 17.03.2018

[ii] Опрос по пору­че­нию Фонда Кёрбера, отчет на сайте  tagesschau.de 26.11.2019

Перевод с немец­кого языка: Любовь Гурова. Ори­ги­нал был опуб­ли­ко­ван 15 октября 2020 года в спец­вы­пуске журнала «Супер Иллу»

 

Textende

Verwandte Themen

Newsletter

Tragen Sie sich in unseren Russland-Newsletter ein und bleiben Sie auf dem Laufenden. Mit unseren Daten­schutz­be­stim­mun­gen erklä­ren Sie sich einverstanden.